Жизнь Пушкина перед дуэлью напоминала смертельную воронку

8 февраля была очередная печальная годовщина трагической дуэли Александра Пушкина на Черной речке. Неужели гибель поэта невозможно было предотвратить? С «Правдой.Ру» обстоятельства смерти Пушкина обсуждает заместитель главного редактора журнала «Историк» Арсений Замостьянов.

Игорь Буккер: Пушкин был весьма суеверным человеком. Гадалка Александра Кирхгоф нагадала ему, что следует опасаться белого человека, белой лошади. А Дантес был светловолос и как корнет кавалергардского полка носил белый мундир. И ездил на белой лошади.

— Надо сказать, что чувство самосохранения не было главным как для Пушкина, так и для людей его круга, когда речь шла о вопросах чести. И второе — вся его жизнь перед дуэлью напоминала смертельную воронку, из которой он несколько раз вылезал.

Самый известный случай — диплом о рогоносцах, который получил поэт. И он был убежден, по всей видимости, неверно, что автором был голландский посол в Петербурге фон Геккерен. Дантес уже тогда должен был выступить по ту сторону барьера на дуэли. Тогда дуэль была расстроена одним из немногих возможных способов — Дантес стал родственником Пушкина, выйдя замуж за сестру Натальи Николаевны.

При этом антигероиня уже состоявшейся дуэли Идалия Полетик была дальней родственницей Гончаровой, а значит, и Пушкина. Она устроила тайную встречу Натальи Николаевны и Дантеса у себя дома, а сама удалилась — это была светская интрига. И вот с тех пор смертельная дуэль стала практически неминуема.